Централизованная библиотечная система города Боготола


Администрация города Год кино

Детское чтение глазами взрослых

- Нет, дорогая моя, обычный рассказ для детей, а тем более повесть сейчас никто не купит, - владелица издательства устало скосила глаза на золотые часики, прихлебнула чай из кружки с подхалимскою надписью «Boss», явно подаренной подчиненными, и улыбнулась ласковой улыбкой барракуды. – Так что лучше не пиши, не трать время зря. В наше время родители желают вкладывать денежки только в то, что их дитятке в школе пригодится.

Я приуныла. «Разговор книгопродавца с поэтом» явно не складывался. Неужели снова сочинять бесконечные «Азбуки» в стихах, которые и так уже снятся мне в страшных снах? Или в который раз придумывать «Веселые географии» и «Забавные математики»? подобными изданиями, сработанными словно под копирку, и так забиты все магазины, а издатели, будто сговорившись, требуют еще и еще… Сочинять же что-то «для вечности», попросту говоря «в стол» я не могу себе позволить по причине отсутствия спонсоров, ренты или хотя бы плохонького наследства.

- Впрочем, есть одна идейка! Напиши-ка срочно «пожелалки» для девочек в стихах. А договорчик хоть сейчас подмахнем, - заключила издательша.

У меня зубы свело от тоски: около десятка глянцевых розовых и голубых альбомчиков с моими виршами, украшенных цветочками и нарисованными кружавчиками, давно и успешно продавались по городам и весям нашей Родины. Подобно легиону собратьев по поэтическому цеху, что пытаются изо всех сил вписаться в рынок, хотя рынок и поэзия, признаться, плохо сочетаются, я частенько скрывалась под псевдонимом. Однако у совести псевдонимов нет, и эта въедливая особа стала просыпаться в самое неподходящее время, чтобы пробубнить мне на ухо: «Знаешь, дорогая, пошлость остается пошлостью, в какие добротные одежды ее не ряди. Можно сколько угодно ерничать, декламируя во взрослой компании: «Алая роза трепещет в руке, вспомни в далеком меня городке», но дети-то подобные «вирши» принимают за чистую монету! Вдруг они никогда в жизни не откроют томик серьезных стихов, «наевшись» роз, пылающих сердец, и принцев? А виновата в этом будешь ты, как ни оправдывай себя рынком и прочими обстоятельствами».

Тем временем моя работодательница, видно, уловив профессиональным нюхом флюиды назревающего авторского бунта, вновь переменила тактику:

- Ну ладно, уговорила! Повесть так повесть. Прямо сейчас и заключим договор на детский детектив. Значит так, записывай. Колдун из племени вуду похищает «новорусскую» мамашу во время ее отдыха на Гавайях, а ее дочь-подросток с друзьями из класса при помощи психолога-экстрасенса и дрессированного крокодила захватывают вертолет и освобождают мамочку из джунглей.

- Это что еще за бред?- не сдержалась я.

- Не бред, а крепкая коммерческая идея, - обиделась моя благодетельница.

- Ты что же думаешь, современные подростки – такие же рохли, как мы с тобой в их годы? Нет, милая, лирическую туфту им теперь и с майонезом не скормишь. Между прочим, подростки, в отличие от малышей, сами решают, на что денежки потратить, а книги у них в списке трат, увы, на последнем месте, если есть там вообще. Да и по «ящику» детки такого насмотрятся, что никакому Жюлю Верну или Стивенсону в страшном сне бы не приснилось.

Я малодушно обещала подумать, мы расстались, но меня, что называется, зацепило. А есть ли смысл в наше время вообще что-то писать для детей? Остались ли, собственно, у нас, детских писателей, читатели? Как-то подруга рассказала, что ее восьмилетняя дочка с головой ушла в Интернет: там появились сайты, на которых маленькие читатели-писатели сочиняют что-то с продолжением, участвуют в литературных конкурсах, получают призы. И никакие взрослые дяди-тети со своими старомодными словесами и моралями на бумаге им, мол, уже не интересны.

Опрос друзей, что читают их дети младшего и среднего школьного возраста, дал любопытные результаты. Собственно, ответов оказалось два. Первый: «не читают ничего и никогда, только у компьютера сидят», а второй – «глотают все подряд кроме того, что положено по программе». Это, как ни странно, обнадежило. В нашем детстве тоже кто-то читал ночи напролет, а кто-то предпочитал гонять мяч во дворе или сидеть у телевизора. Значит, общее соотношение читающих и не читающих детей прежнее. А вот издатели сами нередко попадают в заколдованный круг: породив пожирателей дешевого коммерческого чтива, начинают стонать, что нынче никакие серьезные проекты раскрутить невозможно – нет спроса.

По страницам книжек в одинаковых ярких обложках, решенных в стиле «пестрая жуть», путешествуют супершкольники, владеющие всеми видами рукопашного боя, монстры, притворяющиеся дворниками или учителями, псы-оборотни, туповатые глазастые пришельцы, бандиты, живущие в замках, как у Синей Бороды, и прочая монстроподобная публика. Или же шустрые авторы беззастенчиво подворовывают сюжеты у классиков, «перемешивая и соля по вкусу» героев и приключения Перро, Андерсена и Диккенса. Нежизнеспособные клоны – бледные копии оригиналов, бесконечные рыцари, колдуны и золушки-принцессы прячутся под обложками десятков книг, составляющих серии с множеством названий.

А ведь что отличает настоящие книги от подделок? Ну, понятно – сюжет, захватывающие приключения, интрига. А еще: незатертые мысли, характеры, размышления о жизни и смерти, без которых не бывает настоящей литературы. Как-то стали мы с друзьями перечислять «хиты» нашего детства: «Кортик» Рыбакова, «Два капитана» Каверина, повести Гайдара, рассказы о природе Пришвина и Бианки, сказки Евгения Шварца, повести Носова и Катаева, рассказы Драгунского и многое-многое другое – довольно-таки внушительный получился список. Неужели эти книжки потеряны для наших детей?  Или наоборот: наши дети потеряны для этих книжек?

Впрочем, дело обстоит не так печально, если сага с продолжением о Гарри Поттере, возможно, к изумлению самих издателей, усадила за чтение даже тех, кто прежде прекрасно обходился без книг.

Среди молодых родителей тоже появились фанаты маленького мага в очках, летающего на метле, - эти взрослые выросли уже в новую эпоху, и ценности детей им ближе. Им тоже очень хочется верить в современную сказку со счастливым концом. Кто в наши дни читает в московском метро? В основном женщины, причем исключительно карманные книжки в мягких обложках – женские романы, детективы, биографии красивых и богатых актрис и моделей – словом, утешительную литературу. Но и книжки детям тоже в основном мамы покупают. Вот и на «детских» полках книжных магазинов они по привычке ищут знакомые яркие обложки с «забойными» названиями типа «Тайна старой перчатки» или «Труп школьного учителя». Вряд ли эти сочинения помогут детям что-то понять про нашу жизнь, научиться сопереживать другим, да и вряд ли научат ценить слова, наслаждаться прекрасным языком и стилем.

Остаются, правда, еще целые «сериалы» вредных советов и прочая ерническая, «прикольная» литература. Эти книги часто становятся пародией на самих себя, но и им при всей лихости и заигрывании с детьми так и не удалось стать явлением в современной детской литературе.

Но, думаю я порой, может быть, зря все мои терзания? Ведь на бедных детей сейчас  обрушивается такой поток информации, с которым и мы, взрослые, не всегда справляемся. И может быть, требовать от них быть идеальными читателями серьезной литературы вряд ли реально и даже, возможно, жестоко?

Нина Грозова

19.01.2017, 196 просмотров.