ЦЕНТРАЛИЗОВАННАЯ БИБЛИОТЕЧНАЯ СИСТЕМА ГОРОДА БОГОТОЛА


662060 Красноярский край, г. Боготол, ул. Советская, 13
тел.: 8(39157)25364 email: biba.erohovza@mail.ru


афиша наши книги версия для слабовидящих
Администрация города
Универсиада 2019
Год театра
85 лет Красноярскому краю
Культура. Гранты России
мы в ВКмы в ОКмы в FB
канал на youtube

Полезные ссылки:

Здесь будет город-сад…

Ковальке Эмиль (Эмилий) Михайлович – первый садовод нашего города.

Родился он в 1855 году в Волынской губернии (Украина), а умер в войну (Боготол). О его семье ничего не известно. Достоверно то, что он отбывал обязательную военную службу в Бурятии полковым фельдшером, которая окончилась в 1884году. И Эмилий Михайлович поступает по вольному найму в Голуметовскую волость Иркутской губернии.

О том, как он жил в то время, можно строить только предположения, но судя по имеющимся материалам, он очень любил яблони и мечтал вырастить их в холодной Сибири. Вот как он сам говорит об этом: «Здесь я познакомился с дикой сибирской яблоней. Она растет здесь в изобилии. Как южанина и любителя крупных яблок меня сибирская ягода не удовлетворяла. Я стал наводить справки: есть ли где в Сибири сады с крупными яблоками. Отовсюду получил ответ: нет. Я написал брату в Волынскую губернию, чтобы он выслал мне черенки нужных сортов.

В апреле 1885 г. черенки были получены. Я привил их к сибирским яблоням. Отросли не все. Но зато те, которые принялись, дали прекрасный рост, некоторые более метра, и в таком виде они ушли на зимовку. Но весной 1886 г. у всех деревьев часть, находившаяся выше снега, замерзла. Это меня опечалило. Я терял надежду на то, что в Сибири удастся вырастить крупные яблоки. Что делать? Замерзшие части отрезал. И что же, – за лето снова все отросли; некоторые дали ветки во все стороны. Зимой 1886-1887 г. та часть растений, которая была выше снега, замерзла, но зато ветки, находящиеся в снегу, чувствовали себя прекрасно. Я пришел к выводу, что такие деревья, какие я знал на родине, в Сибири из-за жестоких морозов расти не могут. Однако любовь к высоко растущим яблоням не покидала меня. Ехать на Родину я не мог: железной дороги не было, а для поездки на лошадях не имел денег. Зная, что у нас в Сибири есть много растений, вывезенных из теплых стран, и они растут, я решил акклиматизировать яблони путем посева. В то время в Иркутске яблоки были дорогие. Но я купил полтора десятка яблок. Осенью 1887 г. посеял семечки. В 1888 г. взошло около 20 яблонь, и за лето они вытянулись приблизительно на аршин и с хорошими признаками культурности. Эти растения без закрышки ушли на зиму 1888-1889 г. Но веной в 1889 г. осталось всего 7 штук, остальные замерзли.

Растения, перенесшие зиму, за лето дали прекрасный рост. Зимой 1889-1890 г. еще подмерзли две яблони, а пять чувствовали себя хорошо. Из них было два сеянца титовки и три боровинки».

В феврале 1891 года он вынужден был переменить место службы и уехал за 100 км, а сад свой оставил на владельца дома, но в мае того же года, когда вернулся, то не нашел даже корней от своих деревьев, свиньи и коровы съели всё. В Сибири он был пришлым человеком, помощи ждать было не от кого, денег не было, поэтому не мог приобрести даже клочок своей земли. Вынужден был прекратить свои работы. За долгие годы работы Ковальке скопил немного денег. И в 1919 году переехал в Боготол, где и купил домик с землей. Домик этот стоял на ул. Поповской, которая позже по  просьбе жителей была переименована в улицу Садовую. Раньше эта улица по весне была в белой кипени яблоневого цвета, а осенью «краснела» урожаем.

В Боготоле в то время жили его родственники, а так же он узнал, что рядом есть село, где живут волынцы – это и послужило причиной приезда в Боготол. Ковальке вырос на Украине и любил украинский язык. Когда бывало трудно, он ехал на Волынку – побалакать. Волынку считал второй Родиной… А когда уезжал, то приговаривал: «как на Украине побывал…».

По рассказу его боготольского друга – учителя физики Свирщевского Федора Михайловича, Ковальке вынужден был бежать, хотя в Бурятии было много свободных земель для занятия садоводством. У местного бурятского хана заболела дочь. Эмиль Михайлович поставил диагноз – туберкулез. Хан пообещал ему, что если она умрёт, то он убьёт его. Зная его жестокость, Ковальке решается бежать. Наспех собрал саквояж и вместе с экономкой ночью выехал в Боготол. Осенью этого же года он засеял почти всю усадебную площадь различными плодово-ягодными семенами, т.е. продолжил прерванную работу по плодоводству. Весной 1920 года семена взошли и ушли на зимовку, но весною 1921 г. более 3/4 вымерзло совсем. Оставшиеся дали несколько штук яблок в 1926 году.

Ему удалось получить морозостойкие сорта крыжовника желтого, мохнатого, зеленого, хорошие сорта вишни и три сорта смородины. Начал выращивать сливу, облепиху, малину, викторию, развёл множество цветов. В сибирских суровых условиях это сделать было нелегко. Используя метод проб и ошибок, упорного труда, а так же ведя обширную переписку с биологами, мичуринцами и садоводами-любителями Эмиль Михайлович шел к заветной своей мечте. Кроме того, после революции в стране развернулось мичуринское движение. Садоводство не только приветствовалось – садоводам оказывалась помощь: выдавалась земля, посадочный материал, инвентарь и материальные средства.

Михаил Афанасьевич Лисавенко – основатель сибирского садоводства, по сведениям О.А. Баранова, Н.И. Назарюк (научно-исследовательский институт садоводства Сибири им. М.А. Лисавенко, г. Барнаул), был дружен с Э.М. Ковальке. Вот, что они пишут в своей работе «История ботанических исследований»: «В Боготоле жил Эмиль Михайлович Ковальке. Ковальке имел большие достижения в селекции крыжовника, вишни, яблони. Михаил Афанасьевич брал от него посадочный материал и увозил его в Ачинск на свою всё расширявшуюся усадьбу».

Ковальке Э.М. был премирован в 1926, 1929 и 1934 годах за свои работы на выставках, стал участником ВДНХ, получил несколько дипломов. Люди потянулись к Эмилю Михайловичу: кто за советом или помощью, кто за саженцем. Добрая слава о «плодовых» победах садовода летела на широких крыльях по районам Сибири. Все растения распространялись далеко за пределы Боготола. Новосибирские, ачинские и новокузнецкие садоводы стали сажать яблони, выращенные в питомнике Ковальке. А с весны 1935 г. их стали брать и разводить у себя колхозы Боготольского района. Около 40 колхозов имели яблоневые сады. Теперь эти сады выродились, но кое-где есть ещё старые яблони. Все больше становилось садоводов. Зацвели яблони в садах Гузынина, Никольского, Шумилова, Сокол. В недалеком прошлом, в начале этого века, садоводческое партнерство города «Мичуринец» объединяло 2130 семей, в районе было создано ещё 5 садоводческих товариществ. А пояс «садового кольца» насчитывал сотни гектаров.

«Сейчас мне 79 лет. Но если мне позволит здоровье, я буду продолжать свою работу. К этому нас всех зовет дорогой товарищ Сталин, в этой работе вдохновляет пример И.В. Мичурина. Я убежден, что мои опыты по разведению плодов в Боготоле имеют большое значение для трудящихся Боготольского района. Среди железнодорожных рабочих ст. Боготол есть уже немало любителей, которые имеют плодоносящие приусадебные садики, разведенные ими от полученных у меня саженцев. Следуя моему примеру, колхозы, колхозники и рабочие Боготольского района вполне успешно могут развести у себя плодовые сады. Мой опыт – порука этому», – говорил Э.М. Ковальке в своей статье «Опыт по акклиматизации плодовых растений в Сибири» (1934 г.).

После смерти Эмиля Михайловича его работу в полной мере продолжила его жена Александра Захаровна Ковальке и отдала этому много лет напряженного труда. Ей помогали учащиеся школы № 134. Она щедро делилась саженцами и другими растениями с организациями города и района, садоводами. Только для озеленения своей улицы Александра Захаровна отдала общественности 400 саженцев. В 1965 году в своем повествовании о Ковальке, она как бы подвела итог прожитой жизни, оставив нам, ныне живущим, завещание: «Я гляжу и радуюсь, и хочется сказать: спасибо вам, хорошие люди, за то, что вы создаете на сибирской земле чудесную благодатную красоту».

Ковальке Э.М. жил по ул. Садовая, дом № 56. Дом и сейчас стоит на этом месте, конечно, уже изменен. А где рос сад четы Ковальке теперь располагается детский сад № 8. От тех яблонь и других растений ничего не осталось… В 2004 году по инициативе жителей города на здании детсада в память о Ковальке Э.М. была открыта мемориальная доска, но вскоре вандалы разбили ее. У супругов Ковальке не было детей, потому дело не перешло по наследству.

По материалам краеведа С.А. Квас.

Литература:

Екимов, И. Он дал жизнь сибирской яблоне [Текст] / И. Екимов // Земля боготольская. - 2001. - 25 июля. - С. 10.

Медведева, Л. Сады Ковальке [Текст] / Л. Медведева // Земля боготольская. - 2004. - 11 августа. - С. 2.


Наши проекты

Проба пера



Обратная связь

Наши награды