Централизованная библиотечная система города Боготола


Администрация города Год кино

Под раздольным сибирским небом…

Книга отличается от своих «собратьев» тем, что в нее вошли не только стихи поэта, но и прозаические произведения. Геннадий Иванович, работая в редакции местной газеты, вел рубрику «Рыбацкие зори». Природные зарисовки радовали земляков живостью красок, удивительным умением автора подмечать особинки поведения животных, а потом описывать повадки братьев наших меньших.

Книга открывается с размышлений автора, который с детства мечтал посвятить свою жизнь постижению ремесла художника. Получив высокую оценку своего педагога Валентины Иосифовны Баранцевой и прозвище «художник» от одноклассников, Геннадий серьезно занялся живописью. И пусть мечта со временем потускнела, уроки не прошли даром. Потом он взирал на мир глазами художника, а в том, что Геннадий мастерски владеет карандашом, могли убедиться читатели газеты, ведь рисунки автора неоднократно украшали ее страницы.

Этот удивительный взгляд Геннадия Ивановича, его любование и восхищение окружающим миром выплескивается на читателя со страниц сборника, захватывает и ведет от зарисовки к зарисовке, от стихотворения к стихотворению. Давайте вместе «пройдемся» по тропинкам родного Причулымья в разные времена года.

Начало года, зима… «Спокойно, тихо сейчас в январском лесу. Войдите под его синь, и вы непременно попадете в гости к белой зимней сказке. Это только кажется, что примолкли птица, а звери попрятались…» Вместе с автором мы наблюдаем за трудягой дятлом, распутываем следы зайца на снегу, заглядываем под лед скованных рек.

Какая утренняя нега

Парит в заснеженном лесу!

На эту зимнюю красу

Любуется земля и небо.

И, очарован сказкой белой,

Ты хоть на миг забудь, поэт,

О грешной суете сует,

О всех лишениях и бедах…

После зимней стужи мы встречаем утро весны. Она движется робкими шагами ребенка.

В сугробы улеглись метели.

Все, как впервые, для меня:

И тонкий голосок капели,

И воробьиная возня…

«Жив! Жив!» - с утра до вечера радуется воробей. Синицы и снегири все чаще поглядывают в сторону леса: не пора ли подаваться в свои родные «пенаты»?.. Если вы нанесете визит загородним лесам и рощам, то полюбуетесь напоследок зимними пейзажами. Снега еще сверкают первозданной белизной, а в отволглом воздухе уже ошалело носятся волнующие запахи предвесенья… На еланях и проселках слышится мятежное токование глухаря…»

Но вот «снег под напором солнечных лучей мутнеет, становится рыхлым и ноздреватым, оседает… Теперь уже и деревьям не до сна. Яркой, атласной зеленью засияла осина. Ели тоже прихорашиваются, отряхивают жухлую хвою, по-кошачьи выпуская из мохнатых лап коготки новеньких игл… У славяночки-березы просто «голова кругом» от сладкого хмельного сока. Божественный напиток по душе не только людям. Охочи до него, к примеру, и дятлы. Для них сущий пустяк – продолбить в коре дырочку, чтобы всласть утолить зимнюю жажду…»

Волнующим духом полыни

Певучие дали полны.

Гуляет в моем Причулымье

Зеленое пламя весны.

Бродяжить душа не устанет

По милой сторонке родной

С утра меня песнями манит

Ликующий мир зоревой,

Где стягами ветер полощет

В заречье, у вешней воды,

Галдящие росные рощи,

Хмельные от солнца сады.

Из хмельной от запахов весны читатель переступает в веселый и безмятежный июнь. «Какой художник не позавидует палитре разнотравья! Любой луг или поляна – это живой натюрморт, описать который свыше наших сил и возможностей… О нашем Причулымье, как об удивительном уголке природы, сказано незаслуженно мало. Вы пройдитесь июньской порой по лесным дорогам и проселкам, только не в качестве дикаря-туриста, а как истинный любитель своих отчих весей, и вам откроется удивительная, еще неизвестная страна…»

Среди зеленой акварели

Сияет белоснежный луг.

Как будто лебеди летели,

И обронили с неба пух.

Как будто средь державы летней,

Жаре июльской вопреки,

Седой зимы форпост последний

Остался у Чулым-реки.

Ах, сколько в нем тепла и света,

В том удивительном снегу!

Спасибо за ромашки, лето,

За это чудо на лугу.

Из бушующего красками лета мы переходим в сентябрь – «златокудрый месяц грустного увядания природы». «Над стыло ленивой рекой клубится туман, скрывающий противоположный берег. В дымящейся воде заждались удильщиков и спиннингистов красноперые глазастые окуни, пронырливые ерши-колючки, перламутровые проказники-щурята, степенные лещи и флегматичные увальни-налимы… Так что сентябрьские зори сулят настоящее рыбацкое счастье». А еще листопад – главная примета осени:

Проносится ветер со свистом

Над зябким колючим жнивьем.

Последние желтые листья

За низкий летят окаём.

И пусть я смиренно усвоил

Осенний закон бытия,

Но в чем-то вот с этой листвою

Навек умираю и я.

Быстро летит время! И вот с календаря сорван последний ноябрьский лист, и мы снова в студеном декабре. И автор приглашает нас посетить загородный лес, чтобы убедиться – там происходят удивительные вещи. Приходилось ли вам видеть веснушчатый снег? Умеете ли вы читать зимние письмена «братьев наших меньших»? Вы узнаете много интересного из зимних этюдов, зарисовок, невыдуманных историй, юморесок, помещенных в книге. Написанная ярким, образным языком, она не оставит вас равнодушными. Эта книга - настоящее пособие как для любителей природы, так и для тех, кто хочет познакомиться с ней поближе. Она поможет  разглядеть красоту родного края с такой любовью описанного Геннадием Ивановичем Тисленковым.

Ждем читателей в Центральной библиотеке им. А. Ероховца. 

В. Медведева – зав. отделом обслуживания ЦБ



туман, лес, снег02.08.2017, 83 просмотра.